Регионы

Размер шрифта AA

Федеральное казначейство


официальный сайт Казначейства России

Расширенный поиск

Роман Артюхин: Современное казначейство — это офис, который сочетает функции банка, управляющей компании и оператора платежей

О преимуществах цифровых технологий и переводе казначейской системы на современные платежные технологии рассказал руководитель Федерального казначейства Роман Артюхин в интервью РИА Новости в рамках XXII Петербургского международного экономического форума.

— Одна из самых обсуждаемых сейчас тем — цифровизация. Что Федеральное казначейство предпринимает для развития цифровых технологий внутри ведомства?

— Я думаю, смело можно заявить, что Казначейство России — одно из самых продвинутых в сфере IT ведомств в ведении правительства. Самые зримые результаты нашей работы — это прежде всего Единая информационная система в сфере закупок. Например, по количеству накопленной информации система уже включает 350 терабайт — это ничто иное, как big data, "большие данные". А ежегодный объем контрактов — около 25 триллионов рублей.

Кроме того, цифровизация дает множество возможностей. Например, это прозрачность. Та степень прозрачности в сфере закупок, которая существует в России, не имеет аналогов в мире. Есть вся информация о каждом государственном заказчике, о каждой закупке — от объявления закупки, какие были ценовые предложения, какова цена контракта, о самом контракте и о его исполнении. Поэтому я уверен, что Россия за эти годы достигла впечатляющих результатов в сфере управления закупками, прозрачности закупок и возможности контролировать эти закупки не только со стороны регулирующих органов, но и со стороны граждан.

— Как будет развиваться система госзакупок?

— В декабре прошлого года были приняты поправки, которые предполагают обязательный перевод с 1 января 2019 года в электронный вид всех форм и способов размещения заказа. Правда, это еще не цифровизация — мы различаем цифровизацию и электронную форму. В чем их отличие: если сейчас какие-то действия совершаются на бумаге, а потом информация размещается в электронной форме, то теперь сами действия будут осуществляться путем электронного взаимодействия только через Единую информационную систему.

— Первый вице-премьер, министр финансов РФ Антон Силуанов заявлял, что к 2020 году Федеральное казначейство должно стать полноценной платежной системой в России для упрощения и ускорения бюджетных расчетов. Что уже сделано и что планируется сделать?

— Такая цель была поставлена на коллегии Казначейства — перевод нашей казначейской системы на современные платежные технологии. Все многочисленные счета Казначейства в Банке России, необходимые для обслуживания всех наших клиентов, а это порядка 70 тысяч всевозможных видов счетов, будут переведены на баланс Казначейства. И должен быть открыт единый корреспондентский счет Казначейства в Центральном банке. Появляется огромное количество преимуществ.

Задача этого года — прежде всего нормативно-правовое регулирование. Проект поправок в Бюджетный кодекс уже разработан, мы получили позиции ключевых федеральных органов исполнительной власти. Теперь мы должны все эти предложения и замечания максимально учесть. Сразу отмечу — с Банком России у нас единая позиция по механизму и будущей архитектуре казначейских счетов. Более того, мы обязаны на самом деле такую реформу осуществить, потому что эта реформа будет связана с перспективной платежной системой Банка России, с теми изменениями, которые проводятся в банковском секторе.

Но закон следовало бы принять в этом году. Как минимум год нужен на разработку подзаконных нормативных актов, доработку бизнес-процессов, изменение всех платежных технологий внутри Казначейства. Не менее года требуется, чтобы этот закон реализовать, после чего он смог бы безболезненно работать.

— В декабре правительство РФ разрешило Федеральному казначейству покупать валюту напрямую на организованных торгах, а не в ЦБ РФ. Есть ли необходимость для Казначейства в том, чтобы выходить на валютный рынок напрямую?

— Такая идея осталась, но перестала быть острой. Если вернуться назад во времени, почему острота проблемы пропала — раньше мы делали закупки следующим образом: мы выходили на Центральный банк, и он продавал валюту, не выходя на биржу. Теперь это стало технической операцией: если Казначейство что-то закупает, то ЦБ четко делит свои позиции как оператора Казначейства и собственно свои инструменты денежно-кредитной политики. Если мы выйдем чисто технически на биржу — экономический эффект будет точно такой же. Конечно, можно транзакционные издержки перенести на себя, но это перестало быть вопросом, влияющим на параметры рынка. Это вопрос технологический, а значит, он переходит на уровень рабочего взаимодействия. Мы с удовольствием пользуемся сервисами ЦБ, но если для Банка России есть неудобства — мы готовы.

— Сейчас Казначейство участвует в эксперименте по перечислению социальных выплат получателям этих средств. Есть ли уже какие-либо результаты пилотного проекта?

— Мы говорим о том, что Казначейство должно использовать современные платежные технологии. Они должны быть не хуже, а лучше тех, которые применяются в банковской сфере. Если говорить о результатах эксперимента, то мы вместе с Национальной системой платежных карт (НСПК) и Фондом социального страхования провели в 33 регионах страны внедрение технологии перечисления средств на карты "Мир".

В результате радикально уменьшается документооборот и транзакционные издержки. Раньше было так: есть получатели в кредитных организациях, о каждом из них собирается информация, и деньги перечисляются банкам. Теперь же мы все перечисляем НСПК, а она сама перечисляет средства на карты. Фактически платежи стали проходить мгновенно, и получатели эту разницу чувствуют. День, два или три — это принципиальный вопрос для людей. Возвращаясь к вопросу о платежной системе, наша задача — это быстрые, мгновенные платежи.

Как только обязательство возникло, платеж должен быть сразу, этот срок должен быть минимизирован.

— На ПМЭФ было объявлено о планах по созданию нового специального госфонда для финансирования инфраструктуры, пополнять который министерство планирует за счет внутренних займов. Как будет работать этот фонд: расчеты будут проводиться через единый счет Казначейства или для него будет создаваться отдельный счет?

— Пока официальных документов нет, есть лишь концепция этого фонда. Мы тоже готовим предложения по механизмам работы. Наш будет счет или мы будем оказывать полноценное казначейское сопровождение, не так важно. Механизм должен быть подвергнут стресс-тестированию: мы должны посмотреть, насколько эффективно казначейское сопровождение, другие инструменты. Для Казначейства это пока только начальный этап выработки сопровождения работы фонда.

Но мы, как Федеральное казначейство, видим огромный потенциал для казначейского сопровождения. Оно дает прозрачность расчетов. Также я хочу напомнить, что мы начали обслуживать крупные инфраструктурные проекты, например, строительство стадионов. В результате однозначно идет ускорение расчетов, и это очень важно. Раньше было 30-50 дней, сейчас — гораздо быстрее. Кроме того, мы предъявляем определенные требования, что позволяет в будущем исключить определенные вопросы, и в этой прозрачной системе появляется меньше возможности для правонарушений.

— Некоторое время назад обсуждалось получение Казначейством банковской лицензии. Продолжается ли обсуждение этого вопроса?

— Получать банковскую лицензию мы не предполагаем. Будущая модель — это перспективная система казначейских платежей, которая фактически будет работать по банковским технологиям. Лицевые счета в этом случае будут аналогом расчетных счетов. Эту будущую модель мы должны предусмотреть в законе. Она всем будет понятна — участникам рынка, нашим клиентам, юридическим лицам. Фактически Казначейство станет успешной платежной системой, работающей на современных банковских технологиях.